Статья на Милосердии.ру

Статья на Милосердии.ру

В московском салоне можно отдать свои волосы на парики для онкобольных детей. Репортаж

Истории о пожертвовании волос на парики для онкобольных людей с счастливыми фото «до» и «после» встречаются в информационном пространстве часто. Но на самом деле отдать свои волосы на благое дело совсем не просто. В России этим занимается только фонд «Жизнь».

Благодаря его программе «Сантиметры красоты» длинноволосые красавицы (и красавцы, такое тоже случается) могут отдать волосы на благотворительность, а онкобольные дети – бесплатно получить качественные парики.

Коса из северной столицы

Почти месяц в салоне париков Kremlin Fashion стояло затишье. Я регулярно мучила администратора звонками, но на том конце провода мне каждый раз добродушно сообщали, что помнят и перезвонят, как только кто-то захочет прощаться с волосами ради благотворительности.

Обычно пожертвовать волосы для онкобольных сюда приходят женщины от 18 до 30 лет, чаще всего студентки и молодые мамы. Дети бывают редко. Но господин Случай любит неожиданные совпадения, поэтому сегодня я застала в салоне париков двух десятилетних девочек по имени Арина, блондинку и брюнетку. Про себя я назвала их Ариной Питерской и Ариной Московской.

Арина Питерская приехала из Северной столицы в гости к тете. Это бойкая девочка с прекрасными черными косами. Она обстоятельно рассказывает про онкобольных друзей и свое решение отдать волосы.

Арина Московская, наоборот, стесняется окруживших ее незнакомых людей, смотрит вниз и отвечает односложно. Мастера ахают, глядя на ее волосы – редко встречающийся натуральный блонд. Когда Арина отдыхала в Азии, к ней подходили местные жители и просили разрешения потрогать волосы.

Арина Питерская приходит в салон первой вместе с мамой и тетей. Елена Кашуба, мастер-постижер, усаживает девочку в кресло, заплетает волосы в две толстые косы и отрезает. Арина не может определиться с прической: «Постригите, как мне пойдет», и Елена выбирает удлиненное каре.

«У меня много друзей с париками. У них был рак»

Арина Питерская

– Папа меня убьет, — заявляет Арина, рассматривая себя в зеркале.

— А разве не предупредили папу?

— Предупредили. Но он меня убьет, — все так же категорично заявляет Арина.

— Папа влюблен в волосы, — смеется Марина, Аринина мама. — Все папы ревностно относятся ко всему, что принадлежит дочкам. В том числе и к волосам.

И папу можно понять: 9 лет дочь отращивала волосы. Если не считать подравнивания кончиков, Арина стрижется второй раз в жизни. Первый раз девочку постригли в один год – тогда ее побрили налысо. Считается, что от этого волосы растут лучше. Утверждение спорное, но в случае Арины это сработало – волосы у нее на редкость красивые и густые. Для десятилетнего ребенка Арина очень рассудительна. Она сама решила отдать волосы на парики для больных раком детей. В Петербурге они с мамой таких мест не нашли, зато узнали о программе «Сантиметры красоты» в Москве, и решили зайти в салон париков, когда поедут в гости к тете в Москву.

— Арин, волнуешься?

— Почему-то нет.

Пока прическа Арины превращается в удлиненное каре, она рассказывает, почему решила срезать волосы.

— Я хотела их отдать, но никак не решалась. У меня много друзей с париками — во дворе, в школе. У них был рак. Они скрывают, что в париках. Но это заметно, потому что это обычные парики, не из настоящих волос, чувствуешь, если потрогать. Мальчики некоторые их дразнят. Поэтому они и решают не говорить, что в париках. Учителя делают замечания, но разве это кого-нибудь когда-нибудь останавливало?

Еще я не умею делать себе косички, а я еду в английский языковой лагерь, и мне мама говорила отрезать волосы. Она говорила чуть-чуть, а я решила вот так. Еще я на плавание хожу, поэтому мне намного легче будет надевать шапочку, у меня волосы густые, ни одна шапка не налезает.

— Сколько, оказывается, сразу проблем решается, — смеется Марина.

Арина с мамой

До переезда в Петербург Арина с семьёй жила во Владикавказе, а Северная Осетия в целом считается неблагополучным регионом в плане онкологии. Их семьи эта беда не коснулась, но рак пережили многие знакомые, в том числе и близкая подруга Марины, поэтому об этой болезни они не понаслышке.

Арина отдала 45 сантиметров волос весом 150 граммов. Елена говорит, что это очень много – волосы такой густоты встречаются редко. Вечером Арина уедет назад в Санкт-Петербург, и уже на следующий день, наверное, расскажет друзьям, почему она лишилась своих длинных кос.

Приходят даже мальчишки

Елена за работой

Мастер Елена делится историями из практики:

— Пишет нам один молодой человек: «Это бесполезная помощь, никому она не нужна, когда ты больной, тебе не до парика, об этом не думаешь». Он тоже пережил рак, но у него-то три миллиметра отросли – и вот уже волосы, а девочкам три миллиметра – это ничто.

На самом деле девочки очень переживают. Они могут до конца не понимать, что у них за болезнь, а то, что они лысые, некрасивые, — это даже больше их заботит. К нам приходит сдавать волосы в основном молодежь, и я не понимаю, кто вообще сказал, что молодежь у нас плохая. Они приходят осознанно, даже мальчишки. Один рассказывает: «Мне всегда говорили, что у меня хорошие волосы, и вот я женился и на свадьбе сказал всем, что буду отращивать волосы». И действительно, отрастил, пришел и сдал.

Следующая в очереди на добро – Арина Московская, маленькая блондинка в розовом. У Арины нет никаких сомнений относительно своей прически: она хочет подстричься под каре. Про то, что стрижку можно сделать с пользой для онкобольных, ей рассказала мама Ника, которая сама работает в благотворительности. Их семье приходилось сталкиваться с онкологией. «Бабушка в косыночке ходила, помнишь?» — спрашивает Ника у дочери. У Арины волосы не такие густые, поэтому ее стригут постепенно, отделяя волосы небольшими прядками. После этого Елена измеряет и взвешивает волосы. Получилось 35 сантиметров волос весом 44 грамма.

Для Арины это первая в жизни стрижка. Арина довольна. Она потряхивает свежеобретенным каре и счастливо улыбается.

Длинный путь косичек и хвостиков

Арина Московская

Путь волос от стрижки до готового парика довольно долог. Сначала волосы вычесываются – тут они теряют часть массы из-за удаления «подшерстка» — коротких волосков, которые не подходят для парика по длине. Затем волосы дезинфицируют, вытягивают по длине и сортируют: кудрявые к кудрявым, длинные к длинным, мягкие к мягким.

Чтобы парик получился, нужны волосы 10-15 человек, в некоторых случаях может доходить и до 20. Нужно подобрать волосы по цвету, ведь парики для детей не красят. Обработка и сортировка занимает около недели, ещё три недели занимает изготовление парика машинной работы. Если делать вручную, процесс растянется на три месяца.

Сейчас в салоне почти собрали достаточно волос, чтобы начать подготовку нового парика. Это значит, что скоро Елена поедет к девочке, которая потеряла волосы из-за рака, измерит размер головы, спросит, какой парик ей хочется, и приступит к работе.

«Если ребенок в 2-3 года без волос, — шапочка надевается, и нормально. А вот если это девочка 14-15 лет, то ей хочется быть красивой. За искусственными париками удобнее ухаживать, но они не так хорошо носятся, могут сваливаться. А натуральные парики естественнее смотрятся, но они стоят очень дорого. Мы решили помогать онкобольным натуральными париками, потому что редко кто сможет позволить себе купить своему ребенку натуральный парик. Мы познакомились с фондом «Жизнь» и решили сотрудничать», — рассказывает Наталья Червякова, компаньон Елены.

Конечно, помогать фонду изготовлением париков не так-то просто, здесь есть очень много нюансов. Как-то раз в салон париков по почте прислали толстую косу, Елена и Наталья очень обрадовались: «Надо же, какая хорошая». Положили на полку, а когда дошло дело до расчёсывания, оказалось, что на волосах вши – пришлось выбросить. Иногда приходят люди со слишком короткими волосами, слишком спутанными или слишком редкими – после того, как их расчешешь, останутся одни слезы. Но ведь человек хочет помочь – нельзя его обижать, и Елена берется за дело, срезает волосы, делает стрижку и укладку.

«Программа «Сантиметры красоты» появилась чуть больше года назад. За это время 9 девочек получили качественные парики и больше 150 человек пожертвовали свои волосы. Конечно это немного, ведь оказалось, что реализация не так проста, как кажется. Думаю, именно по этой причине я не знаю больше никого из коллег в России, у кого бы была подобная программа. Определенные сложности есть, но есть и огромная радость, и удовлетворение, когда мы видим, что девочка перестает стесняться, снова начинает верить в себя, находит ресурсы для дальнейшего тяжелого лечения. И, конечно, мы искренне восхищаемся и благодарим всех, кто сделал это важнейший шаг и передал свои волосы на помощь детям», — говорит руководитель фонда «Жизнь» Карина Михайлова.

Люди не хотят, чтобы их жалели

— На, возьми в руки, — Наталья протягивает мне два экземпляра, только что снятые с манекенов, — какой тяжелее?

Я пытаюсь удержать в руках диктофон, телефон и два парика, поэтому с трудом могу понять, чем они отличаются, но фотокорреспондент Сева безошибочно заявляет: левый.

Оказывается, что левый – на трессах, специальных полосках, к которым крепятся волосы, а правый – на тонкой сеточке, в которую специальный крючком вставляются волосы. Такая система трудозатратнее, но парик получается более легким. Конечно, и стоить он тоже будет дороже.

За один час я узнаю о париках больше, чем за всю жизнь. Оказывается, чтобы пробор парика выглядел естественно, используется специальная ткань Monofilament – она визуально похожа на кожу головы, а если брать парик не из натуральных волос, то нужно выбрать канекалон – материал на основе морских водорослей, который, в отличие от синтетических волос можно подвергать термической обработке, накручивать и сушить феном.

Парики американского производства больше по размеру, чем немецкие или русские, – видимо, американки любят имидживые парики, под которые убираются натуральные волосы, в то время как в России очень большой процент покупателей париков – это онкобольные люди, у которых волос нет вовсе.

«Все онкобольные, и взрослые, и дети, хотят воссоздать свой образ до болезни. Очень редко человек хочет изменить имидж. Сколько раз пробовала предлагать: «А вот я вас вижу вот так, давайте померим. Померили: «Ой да, хорошо, но я же не такая все-таки была». Человеку важно, чтобы перемены как можно меньше бросались в глаза близким, знакомым. Люди не хотят, чтобы их жалели, жалость еще больше убивает», — рассказывает Наталья.

Если вы хотите помочь онкобольным девочкам вновь улыбаться, когда они видят свое отражение в зеркале, вы можете отдать свои волосы на парики непосредственно в салоне Kremlin Fashion или отправить их по почте по адресу салона или благотворительного фонда «Жизнь».
Источник Милосердие.ру