Юрий Сергеевич Богородицкий
Давно ли Вы работаете доктором в этом отделении? 3 года. По-моему, 9 сентября 2009 года я устроился в это отделение доктором. До этого я проходил ординатуру по детской хирургии на базе Филатовской детской больницы и в РДКБ, в разных отделениях. Почему Вы решили стать врачом? Положа руку на сердце, стать доктором не было мечтой моего детства. Мои родители на каком-то этапе сделали вывод, что я более расположен к естественным наукам: химии, биологии... То есть это было в большей степени желанием, мечтой ваших родителей? На каком-то этапе — да. А кем Вы сами мечтали стать в детстве? Я всегда был склонен к технической деятельности, меня всегда увлекали автомобили . Быть шофером я не мечтал, но конструктором, изобретателем связанным с колёсной техникой —да... Мне кажется, что я об этом мечтал, но, честно говоря, я уже это плохо помню. Если бы сейчас можно было всё повернуть назад, вы бы стали доктором-онкологом? Или, например, бизнесменом? Вопрос сложный...бизнесменом мне бы точно не хотелось быть. Для меня в работе важно моральное удовлетворение. Что самое сложное для вас в работе? С детьми, с родителями? Трудностей в общении с детьми и родителями у меня обычно не возникает. Основные сложности связаны с дефицитом диагностической базы в нашей стране и часто с запущенностью заболевания. Что Вы говорите мамочке, которая только что узнала про диагноз своего ребёнка? Это всегда очень тяжело, потому что люди у нас в стране часто «информационно уже подготовлены», многие считают, что рак — это сродни смертному приговору. Человек от такой «подготовленности» изначально находится в крайнем внутреннем напряжении, что только усложняет ситуацию. Эмоциональный статус у всех разный и все по-разному реагируют. Я пытаюсь хоть на секунду представить себя на месте этого человека. Ситуация очень непростая. С одной стороны, ты должен сказать всю правду, всё как есть, но при этом дать надежду. Не давать ложных надежд, а именно надежду. Ведь рак во многих случаях действительно излечим и надежда есть. Врач в таком отделении, он ведь тоже немного психолог, да? Да. Вы оптимист? Да, и это очень мне помогает. Как вы думаете, в ближайшее время человечество победит рак? Я думаю, что в ближайшее время — нет. Победить в том понятии что всецело — нет, но мы движемся в правильном направлении, этот диагноз уже не является фатальным, на человеке не ставят крест, как это было всего каких-то 20-30 лет назад. На Ваш взгляд, в чём основная проблема нашей медицины? Недостаточное финансирование на всех этапах, начиная с медицины в глубинке. Помните ли Вы своего первого пациента? Или какого-то особенного для вас пациента? Конечно, помню. Мне бы не хотелось называть имен, но конечно помню. У нас достаточно тяжелое отделение и нередко дети поступают в критическом состоянии. И больше всех запоминаются именно те дети, кто был на грани, а мы смогли им помочь. Вы «отключаете голову» от работы, закрывая дверь отделения? Я не отключаю ни телефон, ни голову. Хорошо, что ещё со сном пока нет проблем (смеётся) А кто ваши друзья в жизни, «те, которым вы звоните в 2 часа ночи»? По большей степени это действительно доктора, медицинские семьи. Ваши увлечения, хобби? Я занимаюсь спортом, играю за сборную своего института по волейболу. Мне это нравится и я посвящаю этому значительную часть своего свободного времени. Многие мои друзья тоже увлечены этим видом спорта. Это весело! Ваш выходной, какой он? Мой выходной день... для начала — это сон, т.к. дефицит сна у меня хронический. В остальном всё как у многих: есть домашние дела, встречаюсь с друзьями... Есть ли у вас домашние животные? У меня была кошка, она умерла в этом году, ей было 18 лет. К новым животным я пока не готов. Юрий Сергеевич, а что такое для Вас счастье? Мне кажется, что счастье — это семья. Когда ты со своими близкими находишься в хороших отношениях. Счастье — это любовь к своим родителям, к маме. Вы хотите детей? Да, я хочу детей и мне уже пора.

С доктором беседовала
Карина Михайлова